Персона Олега Васильева известна в городе действительно многим, а как иначе – ведь он взрастил любовь к истории и мысли не в одной сотне школьников, он придумывал и помогал организовывать многие значимые культурные и спортивные проекты Вологды, в 2000-е работал почти со всеми молодежными организациями города. Накануне его 47 дня рождения мы встретились с Олегом Александровичем, чтобы просто поговорить о жизни.

Олег Александрович, расскажите, чем был продиктован выбор вашей первой профессии? Все-таки в 90-х годах мужчина-учитель – не очень типичная картина.

Да, не очень. Мужчин в школах всегда было мало, обычно это великолепное трио – историк, трудовик и физрук. Отличное 23 февраля и ужасное 8 Марта. (Смеется).

Дело в том, что моя мама много лет была заведующей библиотекой, поэтому я вырос на книгах, с ранних лет научился читать, читал всегда много, с удовольствием, и до сих пор моя любовь к книгам сильна. Кстати, многие мои любимые писатели – именно те, с кем я познакомился еще в детстве и юношестве: Дмитрий Балашов и его цикл «Государи московские», Михаил Шолохов, Булгаков. А когда мне было шесть лет, я лежал в больнице, где прочел трогательную такую повесть «Дичок» про судьбу лошади, которая была украдена, а потом снова нашла своего хозяина. Тогда она на меня произвела настолько сильное впечатление, что я до сих пор, уже 40 лет спустя, помню ее сюжет в мелочах. Так что говорю по своему опыту и как педагог: читать детям совершенно необходимо, без этого личность не может сформироваться гармонично.

В детстве я всерьез увлекся историей, и мне всегда хотелось узнать еще больше, заглянуть назад во время: биографии правителей, генеалогия русских князей, рассказы об укладе жизни предков – всё это меня завораживало. Но когда я начал выбирать, куда поступать после школы, то узнал, что в Вологде на историка можно выучиться, только став учителем истории. Так и начался мой путь в преподавательство.

Будучи учеником, я всегда был очень активным, участвовал в общественной жизни школы, поэтому и в педагогику пришел очень спокойно – мне это было близко. Со второго курса уже начал работать по совместительству в 18-й школе – той, которую окончил, потом, после окончания вуза, почти 8 лет отработал в школе № 4, преподавал в школе № 7, ну а дальше уже оставлял только совместительство. Учителем я работал в общей сложности больше 10 лет. Хотя свой первый опыт в этой роли помню еще с 9 класса, когда моя учительница попросила провести у 7-классников урок, заменив ее на время совещания.

Тяжело было работать с детьми? Насколько ангельское терпение надо иметь?

Мне никогда не было тяжело работать, как бы странно это ни звучало. Если ты понимаешь, что занимаешься важным делом, которое тебе дано, если делаешь не через силу, тогда всё воспринимается легче. Другое дело, что я считаю, с течением времени человек должен менять работу, психологи говорят по-разному: раз в пять лет, раз в семь лет. В любой профессии, какая бы она любимая и интересная ни была, наступает выгорание, это неизбежно. И я тоже не исключение, менял места работы, но где бы я ни находился, я всегда старался работать на драйве, мне всегда нравилось то, чем я занимался. Вообще, я убежден, что если работа в радость – это большая удача.

Когда у вас произошла точка перегиба – всё, устал от школы?

Не то чтобы устал… Знаете, когда я работал учителем, всегда старался что-то улучшить в образовательном процессе, писал авторские программы, для меня всегда был важен именно процесс таких улучшений. И когда я стал победителем среди историков в конкурсе «Учитель года», получил свой золотой нагрудный значок, внутри себя я почувствовал, что реализовался на этом поприще и мне не нужно уже больше доказывать свою квалификацию, тем более с кем-то соревноваться. 10 лет стажа – пожалуй, хватит, подумал я.

Олег Александрович, у вас трое детей. Чем они занимаются?

Я женат вторым браком. Да, у меня трое детей: сын Ярослав и дочери Ирина и Влада. Все они общаются друг с другом, дружат. Знаю, есть такой миф, мол, дети высоких чиновников учатся в каких-то элитных, закрытых школах. Я как педагог это совершенно не приветствую и считаю, что дети как минимум в начальных классах должны учиться в обычных общеобразовательных школах, конечно, профилизация знаний нужна, но это совсем не залог успешности в учебе. Ярославу уже 16, сейчас он учится в кадетской школе в Соколе, а дочки ходят одна в 1-ю школу, другая – в 5-ю. У детей, к слову, график расписан не хуже, чем у меня: театр, музыкальная школа, спортивные секции, танцы, языки. Одна дочь занимается музыкой, другая уже много лет серьезно занимается театром, а вместе они ходят на корейские танцы. Больше всего мне нравится в этой ситуации, что дети уже с таких лет начинают ценить свое время и понимать, что даже сейчас, когда вся жизнь еще впереди, самый главный ресурс, который у них есть, – это время. Я очень доволен такой осознанностью и тем, что уже в этом возрасте они самостоятельно выбирают себе дополнительное образование как один из путей успешности.

Говорят, когда речь заходит о своих детях, трудно применять педагогические приемы. Как это было у вас?

Я думаю, что каждый учитель это подспудно делает – всех всегда учит. Зачастую даже не специально, просто в какой-то момент появляется своего рода профессиональная деформация. И он начинает вести себя как преподаватель со всеми и во всех ситуациях. Не зря есть даже такая шутка, когда учительница отправляет своего мужа в магазин за продуктами, потом в конце всегда добавляет фразу: «Ты понял?» Уже такая привычка: на закрепление материала и обратную связь. Применительно к своим детям специально я никогда не делал ничего, не тестировал методики, не заставлял ходить на секции – в этом плане они совершенно самостоятельны. Наверное, при воспитании своих детей мне помогает даже не столько педагогический опыт, сколько навыки общения с огромным количеством людей, подростками и молодежью разных субкультур, понимание характеров, психотипов... У подростков всегда свои взгляды на мир, поэтому важно учиться слышать своих детей и учиться их понимать, и я не могу сказать, что это у меня получается всегда хорошо.

Вы действительно много времени работали с молодежью и сейчас продолжаете уже на другом уровне курировать эту сферу. На ваш взгляд, современная молодежь – она какая?

Молодежную политику я сейчас не курирую, это сфера компетенции моего коллеги. Но с молодежью я действительно общаюсь очень часто через сферы образования, культуры, спорта… Она классная! Смотрю на них и вижу кардинальные отличия их от нас, насколько они умеют обрабатывать огромные массивы информации, насколько они быстрые, креативные… Я думаю, что каждое поколение должно быть лучше предыдущего, дети должны быть еще лучше, чем их родители, это правильно. Им во многом труднее, чем нам: мир стал очень динамичный, конкурентный. Но лично я буду очень рад, если впоследствии из них вырастут управленцы, которые покажут себя более эффективными, чем мы. Мне нравится наша молодежь, я в них вижу большой потенциал, хотя есть вещи, которые я не совсем понимаю. Например, зачем выкладывать в Инстаграм все события, которые с тобой происходят? (Смеется).

А вы как человек какой?

Однозначно оптимист. Для меня, как в известном афоризме, стакан всегда наполовину полон. А наполненность его возникает от понимания, что делаешь полезные для людей вещи. Еще хотелось бы надеяться, что я хороший друг и семьянин, думаю, что неплохой профессионал и любитель жизни как таковой. Знаете про этот извечный философский вопрос: в чем смысл жизни? Для меня смысл состоит в самой жизни. Главное, жить в согласии с самим собой и на пользу окружающим. Жить без согласия с собой вредно, это приводит к болезням и другим неприятностям.

По поводу «жить в согласии с собой». Есть такая давняя традиция на Руси: чиновников ругать…

Это нормально, так всегда было и будет. В любой профессии есть те, кто достоин уважения и работает честно, а есть те, кто вносит свою ложку дегтя. Если говорить о моем личном восприятии, поверьте, глядя на своих коллег в Вологде и в России, кто несет муниципальную или государственную службу, я могу точно сказать, что подавляющее большинство – это профессионалы своего дела и очень ответственные люди. Ошибки на работе совершает каждый из нас, но и работа чиновника, тем более высокого ранга, не настолько проста, как кажется на первый взгляд. Я часто слышу сравнения: а вот там, за бугром, и трава зеленее, и солнце ярче, и чиновники работают лучше. Никто и не говорит, что у нас всё идеально, но я сам много раз видел, как работает в Европе бюрократический аппарат, и могу точно сказать, что в России многие вопросы решаются в разы быстрее. И в качестве иллюстрации: например, когда говорят о развитой заграничной медицине, никто не добавляет, что там бесплатного приема специалиста можно ждать шесть месяцев, а то и больше. Вопросы «общественного договора» между властью и обществом, ответственности власти, бюрократической машины волнуют человечество с момента появления понятия «государство», и вряд ли когда-нибудь они будут решены однозначно. Мне кажется, что надо всем сторонам быть объективнее по отношению друг к другу.

Вы зарегистрированы в ключевых соцсетях. Это дань моде, мол, все чиновники ведут аккаунты, или вы действительно активный пользователь?

Признаться, я часто читаю соцсети, хотя не скажу, что активно ими пользуюсь, почти ни с кем не переписываюсь. Я не люблю общение в сетях, потому что оно обезличено, так или иначе там создана виртуальная реальность. А вот интересно было бы узнать, кстати, сколько у нас людей регистрируются в сетях под своими именами и фамилиями. Думаю, не очень много. А почему читаю их? Потому что часто могу набрести на просторах Контакта или Фейсбука на интересные дискуссии. Для меня это тоже один из индикаторов оценки работы правительства: люди часто пишут свое мнение о ситуациях, с которыми они сталкиваются, иногда ругают за что-то, иногда хвалят (но это нечасто). И в этом смысле для меня это такой срез, своего рода обратная связь о качестве работы тех служб, за которые я отвечаю.

У вас много друзей? Не в сетях, а в жизни.

Скажу честно: да. Мне повезло. Так сложилось, что я всегда общался с огромным количеством людей, что в школе, что в четырех вузах, которые окончил, что на муниципальной, а потом государственной службе. Поэтому у меня действительно широкий круг знакомых, товарищей и друзей. Самое приятное для меня – осознавать, что мы с моими коллегами и товарищами реализовали много проектов, которые популярны и по сей день, стали известны на всей территории области и за ее пределами. Мы делали интересные проекты с теперь очень известными людьми: Максимом Петряевым, Вячеславом Шадриным, Вячеславом Кундиным, Сергеем Лукиновым, Анатолием Бахметьевым, Владимиром Даниловым, да и многими другими. Масса имен, масса отличных людей, с кем я работал или кому старался помочь и с кем дружу по сей день.

Что сейчас на посту заместителя губернатора для вас самое сложное в работе?

Здесь много всего. Но осознание ответственности за чужую судьбу – одно из самых трудных, как бы пафосно это ни звучало. Ко мне часто обращаются люди с разными просьбами, вопросами, инициативами. Каждый день я захожу к себе в кабинет и вижу огромную пачку писем. Все их я читаю сам, помощники сортируют предварительно, но дальнейшая работа с письмами – моя прерогатива. Как-то мне пришло письмо на 12 клетчатых листах мелким почерком. Если я вижу, что для человека это письмо – просто крик отчаяния, что ситуация нетривиальная, иногда беру трубку и сам звоню автору письма, разговариваю с ним, стараюсь понять и помочь. Сегодня значительная часть из таких писем, конечно, касается темы здравоохранения. Я работаю с шестью очень непростыми социальными сферами, а проблемы у людей из года в год примерно одни и те же. Поэтому проблематика мне уже хорошо известна, и я стараюсь помочь, насколько могу, как можно оперативнее, насколько позволяют моя должность и закон.

За четыре года вы уже привыкли к постоянным стрессам на работе?

В принципе да. Стрессов действительно много, даже и к ним начинаешь привыкать. Работа управленца всегда с этим связана. Чем выше уровень ответственности, тем сложнее. От твоих решений зависят уже не только твоя судьба и судьба твоей команды, но и действительно многих людей на территории области. Опять же мои шесть сфер, которые я курирую, они все социальные, все непростые, поэтому здесь цена неправильного решения очень дорога и иногда касается тысяч людей. Помимо эмоциональных затрат и большой интеллектуальной работы, появляется иногда и обычная усталость. Я открываю свой календарь с распорядком дня и вижу, что у меня с 8 утра до 21.00 обычно всё расписано. Сегодня, например, последнее мероприятие запланировано на 20.30.

Как при таком ритме набираться сил и где черпать вдохновение?

У моих родителей под Молочным до сих пор есть родовой дом, куда я очень люблю приезжать и заниматься там физическим трудом – это действительно помогает восполнять силы. Зимой очень люблю выбраться на лыжню в лес послушать тишину, вообще зима – мое любимое время года. А если выехать из города не удается, хожу плавать в «Динамо», да в принципе любая физическая нагрузка хорошо переключает мозги. Летом рядом с деревней часто хожу за грибами, родители и супруга потом их обрабатывают. Кстати, я вообще приверженец того, чтобы продуктовые запасы делать самим, с огорода, с леса. Я не покупаю ни овощи, ни варенье, мы всё выращиваем и заготавливаем сами – экологически чистые продукты. Люблю охоту, рыбалку чуть в меньшей степени, но при наличии хорошей компании – с удовольствием! Там суть уже не в том, сколько и чего ты поймаешь и привезешь домой, а в самом формате отдыха: общение с друзьями на природе – красота! Ну и конечно, книга, без нее никуда. Даже несмотря на информационный перегруз, хорошая книга всегда выручит. В общем, я считаю, что у меня жизнь обычного человека, всё как у всех.

Завтра ваш день рождения. Что бы вы хотели получить в подарок?

Не поверите. Хорошую книгу!