Стремительность в карьере, на мой взгляд, лучше всего удается женскому полу. Во всяком случае, за восьмилетнюю историю нашего журнала о своем успехе в бизнесе, политике и творчестве рассказало гораздо больше представительниц слабого пола, который слабым называется совершенно условно. Женщины-политики и бизнес-леди, затянутые в корсет корпоративной этики, идут по карьерной лестнице, как по подиуму, с высоко поднятой головой, абсолютно уверенно, не оглядываясь назад. И в первых рядах – генеральный директор АО «Корпорация развития Вологодской области» Оксана Яковлева.

Дорога домой

Вы долго жили в Украине и шесть лет назад вернулись в Россию, в частности, в Вологду. С чем было связано это решение?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вернуться более чем на 20 лет назад. Когда я познакомилась со своим будущим мужем, он жил в Украине, я – в России, в Вологде. Целый год наши отношения заключались только в телефонных звонках. И однажды он приехал знакомить свою  маму с моими родителями. А я, в силу своего правильного воспитания, почувствовала себя неловко: люди приехали издалека, и вполне приличный парень делает мне предложение – почему бы не согласиться? В результате я уехала в другую страну, где родила сына и начала строить карьеру. Но так случилось, что в период моего роста у супруга начались проблемы с работой, и наш брак стал распадаться. Конечно, тогда я бросила все силы на сохранение нашей семьи. Но, видимо, мы с мужем подошли к определенному рубежу, когда нужно что-то менять: либо сделать апгрейд, либо выбрать другой путь. Я выбрала последнее. 

Это было непростое время. 2008-2009 годы: в стране – кризис, в семье – развод, родные  далеко… К тому времени у меня уже был определенный уровень жизни, стабильная работа, сформированы связи дружеские и деловые. Родственники, особенно родители, которые живут в Вологде, монотонно закладывали в мою голову мысль о переезде. И в один момент, как раз в новогодние каникулы, на моей «ёлке» зажглась лампочка – я начала прорабатывать путь возврата домой.

Сейчас, спустя шесть лет, я ни на секунду не пожалела о том что вернулась в Вологду. Более того, пусть это прозвучит нескромно, я горжусь тем, что смогла сделать за этот отрезок времени.

Но, так или иначе, в  моей душе остались только светлые чувства от времени, проведенного в Украине, хорошая теплота по отношению к этой стране. Ведь, кроме долгих лет семейной жизни, карьерных достижений, у меня там осталось очень много друзей, с которыми мы до сих пор близки.

Переезд для вас дался нелегко, а как отреагировал сын? Он ведь уезжал из Украины достаточно взрослым парнем.

Думаю, Роману было еще сложнее, чем мне, покидать Украину, которую он считал своей родиной. Когда мы переехали в Вологду, ему нужно было оканчивать 11-й класс и принимать решение по своей будущей профессии. Первый вопрос, который задала ему после переезда: «Чем ты будешь здесь заниматься после окончания школы, что  у тебя в планах?»  Роман не задумываясь ответил, что хочет стать юристом, что, в принципе, неудивительно: по наследству ему достался интерес к истории. Я четко понимала, что должна приложить максимум усилий и дать Роману высшее образование – это моя инвестиция в его будущее.

Одно дыхание на двоих

У вас с сыном особые отношения. Знаю, что вы не прекращаете принимать максимальное участие в его жизни, хотя многие матери на вашем месте рады были уже «отпустить птенца из гнезда». Что вами движет?

Да, несмотря на то, что мой ребенок довольно взрослый и самостоятельный, я до сих пор очень трепетно к нему отношусь. Я не устану повторять: он – мое дыхание, сложное дыхание, и если вдруг у него проблемы, то я это сразу чувствую и стараюсь помочь. В детстве из-за слабого здоровья учеба сыну давалась нелегко. Не буду скрывать, после переезда в Вологду трудностей не убавилось, но они нас закалили. Мы год занимались у репетиторов по русскому языку, потому что превалировал украинский, изучали историю России, обществознание. Рома полностью выпал из социальной жизни, отдав себя учебе. Он сдал ЕГЭ и сам поступил в юридическую академию, где опять пришлось испытывать себя на прочность. Был момент, когда мне казалось, что Роман сломается, не выдержит этой нагрузки, но мои опасения не оправдались: он получил высшее образование и стал работать помощником юриста. Сыну сейчас 22 года, и я бесконечно рада, глядя на то, как он стремится к своим победам. Когда мне говорят, что пора его отпускать во взрослую жизнь, я отвечаю, что пока не хочу рисковать, потому как чувствую, что моя поддержка ему необходима. И роль матери для меня – превалирующая, зрелая, стимулирующая, не дающая себя потерять. 

Вы достаточно быстрыми темпами двигаетесь по карьерной лестнице. Особенно если учесть, что в Вологде вы всего шесть лет. Есть ли у вас какие-то особые правила, установки, принципы?

Во-первых, есть понимание цели, к которой я двигаюсь. Я активно шла по карьерной лестнице в банковской сфере, практически сразу заняв руководящую нишу. Впрочем, в последнее время я стала чувствовать необходимость выполнения более широких и масштабных задач, готовность к переменам. Я ведь по своей сути развитолог, и мне всегда нужно двигаться вперед. Представьте, что на старте стоят два велосипеда, на которые планируют сесть двое: я и кто-то другой. Впереди – условная цель. Совершенно точно говорю, что я из тех, кто сядет на этот велосипед и поедет. Но есть те, которые будут думать: а нужен ли мне этот велосипед, может, выбрать другое средство передвижения, не нравятся колеса, руль, ещё что-то… А может, посадить кого-то вперед, а самому сесть сзади? И пока этот человек будет думать, я буду уже далеко впереди. Да, возможно, мне придется несколько раз упасть с этого велосипеда и набить шишек, но не исключено, что мне встретятся люди, которые помогут. Вот на таких ярких примерах я показываю принцип своей работы, и мне хочется, чтобы так же работала и моя команда.  

А как насчет везения в жизни? Помимо упорного труда, здоровых амбиций и непрерывного движения вперед, присутствует ли помощь фортуны?

Я не стала бы называть это везением. С детства, а я росла в семье военного, меня учили дисциплине, следовать знакам и не идти против ветра. Также я привыкла постоянно себя тренировать. Вот даже когда возвращаюсь домой с работы, уставшая, с грузом рабочих проблем на плечах, всё равно заставляю себя вспомнить прожитый день, проанализировать события, обратить внимание на мелочи и детали, которые могут оказаться очень важными. Этот ежедневный анализ – нужная для меня вещь, потому что я знаю: она работает. 

В формате женщины

А когда вы согласовывали этот материал, вы кем были – эффектной женщиной Оксаной Яковлевой или «застегнутым на молнию» руководителем Оксаной Викторовной, которая взвешивает каждое слово и думает на шаг вперед?

Знаете, в формате вашего журнала мне совершенно не хочется представать перед читателем сугубо деловой особой. Ведь в первую очередь я женщина, у меня яркая и насыщенная событиями жизнь. И если на неделе мое расписание состоит из деловых встреч и совещаний, то в выходные – из тренировок, поездок и приятных встреч с родными и друзьями. Кроме того, в моей жизни важная роль отведена благотворительности. Я стараюсь помогать нуждающимся и не стесняюсь говорить об этом. Уверена, что добрые дела нужно как можно больше популяризировать, рассказывать о них, показывая личный пример. 

Поэтому, возвращаясь к вопросу, скажу, что «застегиваться на молнию» нужно не всегда. Несмотря на то, что я не чиновник и не политик, я прекрасно понимаю, что подобные публикации – это составляющая моей сегодняшней деятельности управленца, которая заключается в стремлении показать свою открытость. Потому что она – одна из граней моей профессии и жизни.

В свое время Сара Джессика Паркер  в роли знаменитой Кэрри доказала, что совсем необязательно быть замужем, чтобы чувствовать себя счастливой. Вы, будучи незамужней женщиной, с этим согласны?

Быть замужней совсем не значит быть счастливой, и с точностью до наоборот – я в этом совершенно уверена. Не могу сказать, что сейчас в моей жизни существует 100-процентная гармония. Думаю, процентов на 95… Просто я не оставляю пустот в жизни, наполняя ее если не отношениями с мужчиной, то спортом, хобби, работой. Признаюсь, что у меня совершенно нет времени скучать в одиночестве. У меня большая семья, два брата-близнеца, которые сейчас живут в Москве, но их очень многие знают в Вологде, четыре любимых племянника, мои родители – мне везде и ко всем нужно успеть. Так что я даже мысли не допускаю, чтобы расстраиваться или переживать о том, что я не замужем. Не исключено, что в этом плюс, а не минус.

Судя по этим ничтожно малым пяти процентам, вы мужчинам не оставляете шансов. Каким супергероем нужно быть, чтобы эти проценты стали активными?

Шанс есть всегда. У меня нет  завышенных требований, но мне очень важно понимать, что человек принимает мой выбор. Ведь сейчас мой выбор – моя работа. А выбор мужчины – иметь при себе умную, грамотную, активную? Почему нет? Сегодня современные джентльмены уже не хотят иметь рядом с собой просто кухарку и домохозяйку. Во всяком случае, те, кто хочет иметь, – это не мой вариант. Вот и всё.  

Патриотка

Вы уже шесть лет в Вологде. Что этот город дал вам? Насколько легко или, наоборот, сложно вам было здесь строить жизнь и карьеру?

Когда я планировала вернуться в Россию, у меня был выбор: либо в Москву, где братья, либо сюда, где родители. И пусть энергетически мне ближе столица, я выбрала Вологду. Этот город стал для меня зоной комфорта, и я люблю его с чувством патриотизма, как бы пафосно это ни звучало. Я вообще патриот. Прихожу на работу – патриот, возвращаюсь домой – патриот, и в дружбе и любви я тоже патриот: привыкла работать и отдавать себя без остатка. 

И то, что я сейчас здесь, в редакции, это тоже работа. Я вернулась в город, в котором у меня почти никого не было. Мне нужно было начинать с нуля и зарабатывать статус, имидж, коммуникации, кредит доверия и, что важно, расположение людей, отдавая им свою искренность и полезность. Я вижу во всем  труд. Ведь, согласитесь, любить Вологду и быть ее признанным патриотом – это тоже труд. Я уверена, что только тогда этот город ответит тебе сторицей!