«Кто займет должность нового художественного руководителя Вологодского областного драматического театра?» – эта интрига держала всё культурное сообщество области больше четырех месяцев. Актеры театра ждали режиссера, с которым войдут в новый театральный сезон. Зритель ждал новых спектаклей, как глотка свежего театрального воздуха и эмоций. Итак, имена названы, сезон открыт. А в рубрике «Творческое поле» этого номера – художественный руководитель Вологодского ордена «Знак Почета» областного драматического театра Алексей Ожогин.

 

Свобода под контролем

Алексей Вячеславович, расскажите, как вы вошли в новый сезон с новым коллективом?

 

В абсолютно рабочем режиме. Более того, мы уже сделали первый спектакль для нового сезона силами питерской команды, которая была приглашена еще до моего назначения. Успешно ввели практику пресс-показа, проверив спектакль на зрителе, прессе и коллегах по цеху. На мой взгляд, всё прошло очень неплохо. Недавно запустили новую работу спектакль «Зойкина квартира» по Михаилу Булгакову. Поэтому я считаю, что вхождение в график нового сезона произошло планово, без сбоев, а дальше посмотрим, что скажет зритель.

 

Какими главными принципами вы руководствуетесь в работе, будучи главным режиссером театра?


Мой главный принцип творческая свобода в рамках, обозначенных хорошим вкусом и профессией, а также многоплановость театрального пространства: от театральных экспериментов до академических постановок. Свобода – вот ключевой принцип творчества. Контролируемая свобода.

 

Вы уже в начальной школе представляли себя режиссером. Именно режиссером или актером?

 

Совершенно точно – режиссером, и это действительно идет со школы. Закончив актерское отделение ГИТИСа, я ни дня не работал актером. Личностное начало у меня достаточно большое, и оно не укладывается в актерские рамки. Я совершенно не умею подчиняться. Я могу только сотрудничать. Плюс некое стратегическое видение, мировоззрение, которое позволяет моделировать зрительское внимание – главный показатель режиссуры.  

 

Расскажите про свой первый спектакль. Как подбиралась труппа? Какие были сложности?

 

Это был Кировский областной театр, замечательная пьеса Стефана Цанева «Вторая смерть Жанны д`Арк». В силу моего юного возраста, а мне тогда было всего 19 лет, меня очень долго не пускали к режиссуре. Смотрели, как на идиота, мол, мальчик, куда ты лезешь? Путем неимоверных усилий я все-таки переломил ход мыслей художественного руководителя театра, и мне дали режиссерскую работу. А в придачу сложный состав по самым разным позициям, что, по сути, подразумевало мое скорое исчезновение из профессии. По сути, это выглядело так: «держи, мальчик зубастых артистов, работай с ними…»  Этим спектаклем я прошел отличную школу режиссерского мастерства, в 19 лет смог побороть свои внутренние театральные препоны. У спектакля был зрительский успех, он был отмечен премией, а со многими артистами мы стали хорошими товарищами. 

 

Режим энергосбережения

Какой спектакль вам как режиссеру хотелось бы сегодня поставить?

 

На данном этапе, являясь художественным руководителем театра, я прежде всего воспринимаю его (театр) как производство, правда, со своей спецификой. И театр в моем понимании – это место компромиссов во всем. Если говорить о каких-то моих режиссерских мечтах и обо мне как свободном художнике, я мог бы вам сказать пару-тройку названий. Но сейчас я обременен тем, что мне по максимуму нужно занять труппу, сформировать репертуар так, чтобы он соответствовал различным сегментам зрительской аудитории, чтобы не распугал какими-то экспериментальными постановками или излишней классикой. Поэтому все мои шаги на посту художественного руководителя сейчас сопряжены с множеством позиций. Но очень скоро я уже смогу озвучить театральные планы на следующий календарный год, которые включат в том числе и тот материал, который интересен лично мне.  

На ваш режиссерский взгляд, какую эмоцию легче всего получить от зрителя – смех или сострадание? А лично у вас? Насколько вы сами переживательный человек?

Основная формула любого искусства заключается в сопереживании. И это главная эмоция, которую мы все ждем от зрителя. А сопереживание уже может быть выражено в жанре комедии, трагедии или мелодрамы. У меня есть коллеги, которые ставят только комедии или наоборот. Я же спокойно отношусь ко всем жанрам и считаю, что если над спектаклем проведена хорошая работа, то конечная цель – получение эмоции – непременно будет. Что касается лично меня, то я человек эмоциональный. Но живу и работаю в двух режимах. Поверьте, в жизни я наискучнейший человек, созерцатель, живущий в режиме энергосбережения. Мои друзья знают это и относятся с юмором и пониманием. А на репетициях приходится выкладываться, отдавать эмоции, но такие затраты я делаю только по необходимости.

Не можем не спросить про творческие кризисы. Они бывают у всех творческих людей. Случаются ли с вами?

Со мной – нет. Упадки настроения бывают, но это не имеет никакого отношения к кризису. Мы – рабочие люди, какой может быть кризис, если у меня, к примеру, график расписан на год-два вперед и все договоренности нужно выполнять? Какой здесь может быть кризис, если все проекты, от периферийных до международных, завязаны на людях и командной работе? Наверное, когда мне будет побольше годков, я сяду и буду пускать пыль в глаза прессе, рассказывая разные мифы про творческие поиски, кризисы и метания. А сейчас нет. Сейчас работа.

Готовы вы ли в новый театр приглашать других режиссеров?

Мы уже этим плотно занимаемся и будем сотрудничать и в дальнейшем. Я считаю, что работа с разноплановыми режиссерами – это тот творческий воздух для актерского состава, который обогащает в профессиональном плане. И конечно же, зрительское восприятие разных художественных форм дает право выбора. Так что эта практика в драматическом театре будет активно использоваться.

Ваша главная мечта на ближайшее время, причем совсем необязательно в профессиональном плане?

В векторе профессиональной деятельности всегда ставлю высокие цели и в первую очередь ценю движение к ним. А в личном… Мечтаю, чтобы близкие люди были здоровы и чтобы самого здоровье не подвело. Всего остального человек способен добиться сам.

 

Блок-пост

Место, где вы черпаете силы?

Стокгольм и Крестовский остров в Санкт-Петербурге.

Самое энергетически сильное слово в вашем лексиконе?

Блистательно!

Любимое блюдо на вашем праздничном столе?

У меня их два – окрошка и пицца. Но на праздничном столе они не оказываются.

Идеальный актерский капустник, в вашем понимании, это…?

Когда мне смешно до такой степени, что после этого хочется выпить коньяка.

С чем для вас сравнима сцена?

С исповедью.