Сейчас Алексею Кожевникову 32 года, а в его реноме уже  пестрят топовые позиции в крупных компаниях, масштабные областные проекты и отчетливо видны еще большие амбиции. Находясь рядом с ним, никому не удается укрыться от мощной волны энергии и харизмы, накрывающей его собеседника с головой. Вкупе с деловым подходом это помогает и в карьере, не зря он стал самым молодым членом Правительства в Вологодской области. В общем, если описывать нашего героя одним словом, я бы сказала так: эффективность. А что стоит за столь ярким успехом, пусть он расскажет сам.  

- Алексей Викторович, крайне любопытно узнать «рецепт» как сделать так, чтобы всё сложилось примерно как у вас?

- Если говорить о том, что сформировало мой жизненный и профессиональный путь, тут есть несколько факторов. Во-первых, развитие в себе способностей, планирование карьеры и  взращивание амбиций – это  серьезный инвестиционный проект. Причем не наш,  а наших родителей. То, что мы имеем до 30 лет, – это, как правило, результат тех усилий, которые вложили в нас родители. Даже если мы достигаем чего-то сами, по большому счету, это всё происходит на той базе, что было заложено семьей. Я говорю не только об образовании, но и о формировании характера, о воспитании как таковом.

- А как вас воспитывали?

- Главное, я считаю, родители привили мне своим примером чувство ответственности, чувство любви к родине и трудолюбие. Это звучит, может, банально. Но на самом деле это действительно много. На таком фундаменте всё, что оставалось мне сделать, – не растратить свой потенциал и свою жизнь зря.

- В юношестве вы  были таким классическим правильным парнем?

- Не знаю. Факт в том, что у меня было взбалмошное поведение. Меня часто выгоняли с уроков, но при этом я схватывал всё на лету, был талантлив к изучению физики и химии, участвовал от школы в олимпиадах. Ну и в социальной жизни был активен: играл в настольный теннис, футбол. Не скажу, что был  передовиком, но на виду был всегда. Когда я говорю о воспитании, имею в виду именно силу характера, способность конструктивно справляться со сложными ситуациями. Моим первым серьезным испытанием стало поступление после 9 класса в физико-математический класс. Тогда во всем городе набирали только один класс со всех школ, с моей школы поступило туда 3 человека, включая меня. Это был первый запоминающийся опыт соперничества. Я  успешно окончил тот физмат в 11 школе и  считаю, что тогда это был самый сильный выпуск в городе. 

А знаете, что еще важно для любого человека?

- Что?

- Спорт. Он мобилизует, закаляет, учит преодолевать себя и делает мужчину мужчиной. В старших классах я уже начал заниматься тяжелой атлетикой – гиревым спортом, потом пару лет увлекался кикбоксингом. Всё это меня сформировало, развивало здоровую амбициозность и определяющую черту – умение в критический момент быстро взять себя в руки, мобилизовать все свои ресурсы и дать результат, иногда даже прыгнуть выше своей же головы. Так же у меня было и в школе: в процессе учебы я мог получать тройки, четверки, но в последний момент я настраивался и вытягивал ситуацию. Кстати,  когда нам вручали аттестаты, оказалось, что по среднему баллу я вошел в топ лучших выпускников школы.

- Когда настало время выбора профессии, кто помог вам принять решение?

- А это уже третий важный момент: мой отец не стал настаивать на своем и ограничивать меня в выборе профессии и вуза. Решение я принял сам. С моими знаниями я мог поступить в любой университет, но для себя я понял, что не поеду учиться ни в Москву, ни Питер, в итоге подал документы в ЧГУ в Институт металлургии и химии. Думаю, для мужчины очень важно иметь базовую техническую профессию, и горжусь тем, что я  инженер. Университет окончил с отличием.

- Судя по всему, вы достаточно рано стали работать, совмещали с учебой?

- Да, совмещал. Я старался учиться на повышенную стипендию, чтобы были свои карманные деньги, но этого не всегда хватало. Начал я с того, что мы с друзьями подрабатывали грузчиками – приезжали на склады, разгружали машину в 20 тонн, получали по 200 рублей и были довольны. Папа тогда был руководителем одного из подразделений «Северстали», у него была приличная зарплата, но я принципиально никогда не просил у родителей деньги, поэтому сам зарабатывал на свои нужды.

Однажды я познакомился с ребятами, которые учились сразу в двух вузах, меня это вдохновило, вскоре я поступил в СПбГПУ «Институт  менеджмента  и информационных технологий»  на «финансы и кредит». Потом мы с товарищем занялись бизнесом: делали маркетинговые исследования. В жизни наступил  период, когда  я одновременно работал на двух работах и учился в двух вузах. А к этому надо прибавить еще спорт и личную жизнь. Как видите, вопрос об эффективном планировании времени решен уже давно. С тех пор я не смотрю телевизор – потому что некогда, а свободного времени как такового у меня нет со студенческой скамьи. У меня нет такого, что мне сегодня нечего делать, потому что у меня всегда есть 100 отложенных дел. Не скрою, моим детям часто не хватает моего внимания. Поэтому, как только появляется свободная минута, мчусь к ним.

- Когда же наступил тот самый  момент, когда карьера пошла на взлет?

- В институте. Я работал на «Северстали», зарплата была 8 800 руб., это еще с учетом премии, т.к. я выступал за наш цех на соревнованиях. Денег не хватало, и я нашел работу через газету в компании «Русский свет» менеджером по продажам. Я прошел все стадии обучения, вырос до руководителя отдела продаж, и в 23 года меня включили в кадровый резерв на должность директора филиала. В «Русском свете» зарплата зависела от продаж, я помню, как она росла, сначала я зарабатывал 15 тыс., на следующий месяц – уже 25, потом –  45 и т.д. Именно тогда я научился принципу «как поработал – так и заработал», стал разбираться в бизнесе и коммуникациях. И даже теперь, когда спрашивают, что я умею лучше всего, отвечаю: я профессиональный переговорщик.

 Помню, на выпускном в ЧГУ преподаватели  говорили напутственные слова и упомянули меня, мол, приятно, что мы даем дорогу в будущее такому отличному специалисту-инженеру. А я стоял с дипломом в руках и думал: красный диплом университета и заводская зарплата  в 10 тыс. руб. – здесь явно что-то не то.

Через два года, будучи на пике карьеры, я принял решение уйти из «Русского света» – меня пригласили на «Северсталь». Я сотрудничал с ними, со многими уже к тому моменту познакомился, они во мне разглядели коммерсанта и предложили взяться за службу закупок, так я возглавил коммерческий отдел одной из дочерних компаний. Эта веха стала для меня судьбоносной.

-  Как же вы справлялись на такой должности в свои юные годы?

- Первый год работы я буквально еле выжил. Меня дико ломала система крупного предприятия,  на меня обрушилась колоссальная ответственность. Вот представьте: тебе 24 года, а в подчинении у тебя человек 30, средний возраст которых около 45 лет. Свою первую оперативку у Травникова (в то время он был директором нашей компании) я запомнил на всю жизнь. Перед этим еще спросил у коллег, какие вопросы ко мне будут, как подготовиться? Они говорят: да не переживай, просто скажешь, что и когда поступит на завод. И вот сидим мы на оперативке, начальник производства говорит: «Нам уже месяц  не везут средства безопасности, у меня люди работают без рукавиц».  Травников сразу ко мне: поясните, почему так происходит? Я говорю, ну вот, мол, закупщика недавно уволили, он не успел сделать заказ, но мы всё закупим. И тут он говорит мне при всех так строго: «Встать!» Я встаю. «Запомните, молодой человек, раз и навсегда: за снабжение на этом предприятии отвечают не закупщики, а лично вы. И больше мне на моих совещаниях не рассказывайте о том, кто у вас что не закупил».  Я  понял, что при таком ответе на следующем совещании меня уволят.

Отношения у нас с Андреем Александровичем сначала складывались со скрипом, он понимал, что такая должность не для молодого парня, а для опытного, сложившегося специалиста. Я уяснил одно: если хочу тут дальше быть, надо пахать. И я пахал. Поэтому первый год был на пределе человеческих и психических возможностей. Я уставал настолько, что заходил домой, ложился на кровать, у меня начинали непроизвольно течь слезы. Я ни с кем не разговаривал, не ел, от нагрузок болело всё тело.  Так было почти каждый день.

Бывало, лежишь ты ночью дома, тебе звонят и говорят: что-то  загорелось на домне. Ты приезжаешь на завод, там температура 50-60 градусов и люди работают в совершенно адских условиях, всем надо срочно ликвидировать последствия аварии.  Помню, меня часто сажали в какой-то подвал, где были стол, табуретка, калькулятор и ручка и листок. И тебе надо в момент собраться и прописать всё необходимое, что нужно для стройки для ликвидации аварии. Тебе звонит коммерческий директор и говорит: «Алексей Викторович, озвучь перечень заявок за последние полчаса». Я ему отвечаю: вот столько-то кабеля, столько-то металла, клещей, рукавиц и т.п. Он говорит: хорошо. Через 30 минут я иду на доклад к генеральному директору, а через 25 минут мне нужна информация, в какой срок это будет поставлено и где ты всё это возьмешь. Было тяжело не только потому, что сваливался огромный объем работы, которую надо выполнить мгновенно, но и от осознания ответственности. А вдруг чего-то не хватит, вдруг не успеют привезти? Мы все понимали: если, к примеру, домна встанет, то будет катастрофа. И чтобы катастрофы не случилось, я должен сработать четко и оперативно. Хотя, казалось бы, коммерческий отдел. 

За два с половиной года работы на «Северстали» с пацана, которого на оперативке поднимали и объясняли, куда он попал, я превратился в уверенного руководителя. Я окончил второй институт, получил управленческое образование в корпоративном университете  и обрел колоссальный опыт. Там с меня сняли всю шелуху, оставив только то, что нужно, чтобы стать по-настоящему эффективным руководителем. Ну а после «Северстали» меня пригласил Олег Александрович Кувшинников к себе в команду и поручил заняться совершенно новым, амбициозным проектом – продвигать возможности Череповца, приводить  новые инвестиции в город. Он у меня спросил тогда: «Какую должность ты хочешь?» Я говорю: «Заместитель мэра по экономике». Он засмеялся: «Алексей, зам по экономике – это политика, а ты молодой, тебе работать надо, успеешь еще политикой позаниматься». В общем, я возглавил  АНО «Инвестиционное агентство Череповец». Через два года Олег Александрович занял губернаторский пост, однажды он позвонил мне и предложил продолжить работу в Вологде.

- Как вы думаете, почему губернатор пригласил именно вас?

- В его команде всегда работали сильные люди, все профессиональные и яркие. Слабаков рядом с собой он не держит. И это еще один важный фактор, который  считаю важным, – я всегда работал на команду. Да, мне хотелось быть заметным, но я всегда четко делал то, что было в интересах командного результата. Если Кувшинников скажет мне, надо сделать так и так, значит, я сделаю это во что бы то ни стало. У нас не было, чтобы я пришел к нему и сказал, что не смог. В крайнем случае, я могу отчитаться, что я нашел десяток вариантов решения вопроса, но не могу выбрать, какой лучше. Олег Александрович знает, что я специалист по решению не решаемых вопросов, наверное, поэтому и пригласил в Вологду. 

- Сейчас ваша должность фактически выше, чем должность Андрея Александровича Травникова. Как это укладывается в вашу систему координат?

- И Андрей Александрович, и губернатор – это мои учителя, я никогда не поставлю их профессионализм под сомнение. И никогда не позволю себе общаться с ними в неуважительном формате. За 10 лет совместной работы мы всегда друг к другу относились с уважением и ни разу друг друга не подводили.

- Какие у вас карьерные планы на ближайшие годы? Остаться на госслужбе?

- Я очень собран с точки зрения своей внутренней организации. Всегда готов к повороту. У меня всегда есть план и есть план на план. Главное – не загадывать на будущее, а логически выстраивать самому свою жизнь. Я приблизительно знаю, где я хочу быть через 10 лет и чем хочу заниматься. Сейчас я не могу сказать, что моя карьера развивается, ведь я уже почти 4 года на этом месте, но я расту личностно, взрослею во всех смыслах, в том числе в компетенциях.

Госслужба с точки зрения доходов – это не предел мечтаний, в коммерческих структурах можно гораздо больше зарабатывать, но удовлетворенность результатами своей  работы – это то, что сейчас является моим главным мотиватором.

За прошлый год с помощью Корпорации развития, которую я курирую, мы открыли около 10 производственных предприятий в области. При этом на долю моего внимания из всего объема рабочего времени на Корпорацию у меня приходится не больше 3 %. Еще пример. Три года назад доходы Вологодской области от акцизов были около 300 млн руб. в год. А сейчас – более 2,5 млрд руб., то есть за это короткое время мы создали целую индустрию. Фактически мы с губернатором и еще пара человек с нами сделали для бюджета области плюс 2,2 млрд руб. А это эквивалент 10 новых детских садов или годовой объем поддержки всего сельского хозяйства области. Так что свою зарплату я отрабатываю до копейки.

- Делать свой бизнес не думали?

- Возможно, когда-нибудь я к этому приду. Сейчас я удовлетворил свои амбиции тем, что  общаюсь и работаю  с очень интересными, грамотными, талантливыми людьми. Это мой капитал, в том числе социальный. Люди, кого можно увидеть по телевизору, самые влиятельные бизнесмены – со многими из них я знаком, с некоторыми дружу, с кем-то могу пообедать в Москве, и для меня они тоже находят время, хотя они крайне занятые, у них в подчинении десятки тысяч человек. Здесь я богат не деньгами, а общением и результатами.

- Чем ближе к звездам, тем сильнее молнии. Ответьте честно, тяжело так жить?

- Тяжело в том, что возникает огромный разрыв с твоим окружением, с семьей, с друзьями. Твоя работа превращается в образ жизни. С родителями вижусь редко, с  детьми редко занимаюсь, практически не вижу брата и сестру. Я всё время в командировках, в разъездах, в перелетах, в переговорах. Тяжело от понимания, что компенсировать это никак нельзя.  Вот в пятницу вечером я прилетел домой, в субботу утром посидел с детьми, погулял с дочкой днем. Это очень нетипичная суббота, когда я дома. Сегодня воскресенье – сейчас я с вами, а в 15.00 у меня совещание, потом еще два оргкомитета, освобожусь к 7 вечера. Вечером тоже встреча, дома появлюсь часов в 10. Утром улетаю в Питер – такой график на выходные.

- Помимо работы и редких встреч с семьей что-то еще присутствует в вашей жизни?

- Я стараюсь не бросать совсем спорт. Хожу пару раз в неделю в бассейн рано утром Сплю по 4-5 часов, но думаю, лишний час сна ничего не даст, а час в бассейне взбодрит больше. Крайне редко выбираюсь поиграть в сквош или футбол, но это единичные случаи. Отпусков как таковых тоже нет, если удается иногда перехватить день-два, тогда еду с друзьями на рыбалку или охоту. Еще через полгода пару дней взял – съездил за грибами.  Мой совокупный отпуск составляет 10-15 дней в году.

- Если бы была возможность вернуться назад, вы бы  повторили снова этот путь?

- Чтобы вернуться и что-то переиграть, должно быть разочарование. А разочарования у меня нет. Да, не всё происходит так, как хочется, но с другой стороны, меня очень устраивает, что я не трачу жизнь впустую. Меня устраивают результаты работы. У меня есть дети, я их очень люблю. Конечно, хотелось бы больше общаться с семьей, заниматься спортом, саморазвитием, тратить меньше нервов. Но это всё сослагательное наклонение, а совершенству нет пределов, как известно. Я никогда не хотел жить ради работы, но так случилось, что она меня поглотила. А как будет дальше – время покажет.

- Что вы можете посоветовать молодым людям, кто начинает карьеру и так же амбициозен?

- Надо развивать в себе упорство, трудолюбие и веру в себя. Нет ничего невозможного – это давно доказанный факт. Я это четко осознал, когда сдавал экзамен по высшей математике. У меня было между «3» и «4», и преподаватель задает контрольный вопрос: в чем геометрический смысл «производной»? А я не знаю. Смотрю в окно и думаю: если я получу тройку, это будет несправедливо, я должен решить эту задачу. А как можно вспомнить то, чего ты не знал? Я закрыл глаза, начал мысленно представлять конспект, смотрю, какой-то график непонятный, и машинально рисую этот график на бумаге. Преподаватель посмотрела и говорит: «Ну вот, тангенс угла наклона касательной, молодец, оценка «4». Это совершенно правдивая история. Тогда я понял, что человек способен на гораздо большее, чем думает. Если вы чего-то действительно хотите, обязательно добьетесь, дерзайте!